Добро пожаловать!

Оглавление


[1] [2]
«В этих условиях вполне логично использовать подземное строительство, благо современные технологии это позволяют», — уверен аналитик. Тем более подобная практика широко распространена во всем мире. Крупные подземные города существуют под Парижем, Токио, Лас-Вегасом, Монреалем, большинством других мегаполисов. А вот цена на торговые помещения, даже с учетом возросшего предложения, вряд ли упадет. «С учетом нынешнего дефицита на 100% спрос удовлетворить все равно не удастся. Мы не ожидаем снижения цен на торговую недвижимость», — прогнозирует Зарубин.

Однако не все эксперты настроены оптимистично. В частности, вице-президент Движения автомобилистов России Леонид Ольшанский считает, что москвичам не нужен подземный город. «У таких проектов исключительно коммерческая основа. Обычным людям подземный город совершенно ни к чему! Кроме того, предложения правительства Москвы носят PR-характер. Я не верю, что можно перекопать весь город, не задев подземных коммуникаций и памятников архитектуры и не потревожив москвичей», — говорит Ольшанский. Что же касается решения проблемы пробок, то, по его словам, лучше потратить деньги на строительство развязок и эстакад. К тому же, отметил он, столичные архитекторы давно сказали, что лучшее решение проблемы пробок – это перенос офисных помещений из центра Москвы: именно офисы обеспечивают основной приток машин в центр. «Вот если бы торгово-офисные помещения под землю, а наверху дороги и жилые дома, тогда другое дело», — говорит Ольшанский.

Есть у «подземной программы» еще и законодательный барьер. Как напомнил первый зампредседателя Москомархитектуры Пшимаф Шевоцуков, существующее земельное законодательство не распространяется на подземные территории: это прерогатива законодательства о недрах. Но его федеральные нормы малоприменимы к Москве, а городских норм пока нет. Так что подземный город еще долго может остаться утопией.

Интересно

В 1973 году после серьезного сердечного приступа Лужков бросил пить.

Пара фактов

В "Химавтоматике" Лужкова за глаза называли "дуче". Не только из-за некоторого внешнего сходства с Муссолини, но еще и за определенный стиль руководства.
В ходе конституционной реформы законодательной власти, проводимой поэтапно, он сформировал вместо неконтролируемого им Моссовета горДуму и стал полновластным хозяином региона.