Добро пожаловать!

Оглавление


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]
Мы знаем, что западные народы не разумеют и не терпят русского своеобразия.
Они испытывают единое русское государство как плотину
для их торгового, языкового и завоевательного распространения.
Они собираются разделить всеединый российский \"веник\" на \"прутики\",
переломать эти прутики поодиночке и разжечь ими
меркнущий огонь своей цивилизации.
Им надо расчленить Россию, чтобы провести ее через западное уравнение
и развязывание и тем погубить ее.
Иван Ильин

Отношения России и Запада сегодня точнее всего характеризуются одним словом - недоумение. Это недоумение взаимно, однако его первопричина коренится в той шумной растерянности и суетливом беспокойстве, которые столь явно прослеживаются в последнее время в реакции стран Запада на происходящее в России.
За этой нервной реакцией стоит еще и вековая история.
Несмотря на несомненную принадлежность России к европейским нациям, несмотря на ее развитие не только в контексте, но и в постоянном соучастии европейской истории и культуре, Европа (\"мать\" современной западной цивилизации) традиционно испытывала к нашей стране смесь тяготения и страха.
Оба эти европейских чувства проистекают не только из завораживающего хоть на карте, хоть в действительности \"географического\" ощущения соседства с обширной, необъятной и суровой территорией России. Из подобного пространственного ощущения вырастает иногда смутное, а порой и вполне отчетливое понимание того, что \"мы рядом и мы вместе, но мы не есть одно и то же\".

Без малого полтора столетия назад выдающийся философ и историк Николай Данилевский совершенно точно описал эту проблему. Видя перед собой Россию, Европа \"
...инстинктивно чувствует, что под этой поверхностью лежит крепкое, твердое ядро, которое не растолочь, не размолотить, не растворить, - которое, следовательно, нельзя будет себе ассимилировать, претворить в свою кровь и плоть, - которое имеет и силу и притязание жить своею независимою, самобытною жизнью\".
Вот с этими \"силой и притязанием\" России быть независимой и самобытной, а также с невозможностью \"растолочь и растворить\" этот российский суверенитет, никак и не может примириться Запад. Поэтому, как писал тот же Данилевский, Россия не перестает постоянно выслушивать одни и те же обвинения в том, что она имперское, \"завоевательное государство\", да к тому же представляет собой \"мрачную силу, враждебную прогрессу и свободе\".
Надо сказать, что с тех пор ничего не изменилось. Сегодня по-прежнему \"отовсюду мы слышим стоны\". Здесь - и глубокомысленные размышления о настигшем Запад кризисе в отношениях с Россией. И дипломатичная \"озабоченность\" планами России по развитию и укреплению собственной экономики. И призывы защитить мир от энергетической экспансии русских, подминающих под себя соседей с оранжевым отливом. И удрученные стенания об авторитарном русском медведе, не понимающем и топчущем демократию. И совсем уж эмоциональные вскрики о российских имперских амбициях с призывами соорудить вокруг нашей страны новый санитарный кордон и какой-нибудь новый занавес.

Интересно

В 1973 году после серьезного сердечного приступа Лужков бросил пить.

Пара фактов

В "Химавтоматике" Лужкова за глаза называли "дуче". Не только из-за некоторого внешнего сходства с Муссолини, но еще и за определенный стиль руководства.
В ходе конституционной реформы законодательной власти, проводимой поэтапно, он сформировал вместо неконтролируемого им Моссовета горДуму и стал полновластным хозяином региона.