Добро пожаловать!

Оглавление


[1] [2] [3] [4] [5]
И идея эта никогда не была замешена на прагматизме и индивидуализме, что является основой идентичности западного сознания. Именно поэтому западные ценности не смогли вписаться в органику российского самосознания. Это тот самый барьер, мировоззренческий и психологический, который никогда не позволит сделать Россию полноценным членом европейского сообщества без окончательной потери ею собственной идентичности. Как писал Георгий Федотов еще 1929 г., \"Россия не может равняться с Францией или Германией: у нее особое призвание. Россия - не нация, но целый мир. Не разрешив своего призвания, сверхнационального, материкового, она погибнет - как Россия\".

Авторов книги \"С верой в себя и в Россию\" нельзя обвинить в непонимании или недооценке \"уникальности\" российской специфики. Более того, они заявляют о своем \"предельно бережном\" отношении к историческому своеобразию России, к \"корням и традициям отечества\". Проблема, однако, в том, что они пытаются идти по поверхности, боясь заглянуть в глубины этих корней и традиций. \"Историческое наследство, - по их мнению, - следует использовать по-хозяйски, отделяя в нем то, что может способствовать движению вперед, от того, что тормозит его\". В социальной философии это называется даже не позитивизмом - это механицизм, который был эффективен разве что на заре науки, и уж никак не в науке об обществе. Историческое наследство нельзя разрезать, отделив хорошее от плохого, оно есть единое целое. Мы и не заметим, как \"по-хозяйски\" выплеснем вместе с водой и ребенка. Нельзя признавать себя наследником доброй и благочестивой матушки или бабушки, а от дяди-алкоголика отказываться, даже если перед соседями стыдно. Быть может, именно этот дядя и нес божью искру таланта.


Казалось, страна, пройдя путь переосмысления собственной истории и развенчания ложных идолов, вот-вот обретет демократические цивилизованные формы социального общежития. Однако чем восторженнее мы стремились в \"мировое сообщество\", тем холоднее оказывался душ \"цивилизованных\" бомбежек - итог наших некритичных попыток жить по чужому уставу.

Произошел резкий, всего-то за десять лет, скачок общественного настроения от наивной идеализации западной модели ценностей к полному неприятию каких-либо идеологий. Окончательно распалась пусть зыбкая, во многом иррациональная, однако связующая ткань российского общества (православная, евразийская или коммунистическая).

В чем нельзя не согласиться с авторами книги, так это в том, что национальная идея не придумывается за письменным столом, она вызревает и подспудно, иногда бессознательно, формулируется из всего духовно-нравственного и культурно-исторического опыта нации (под последней в данном случае подразумевается совокупность всех народов и этносов, населяющих наше евразийское пространство). Однако поднимать эту тему необходимо, ибо произошла потеря стержневых идеологических ориентиров.

Невозможно дальше находиться в состоянии такого духовного смятения и моральной опустошенности, которые мы наблюдаем сейчас.

Интересно

В 1973 году после серьезного сердечного приступа Лужков бросил пить.

Пара фактов

В "Химавтоматике" Лужкова за глаза называли "дуче". Не только из-за некоторого внешнего сходства с Муссолини, но еще и за определенный стиль руководства.
В ходе конституционной реформы законодательной власти, проводимой поэтапно, он сформировал вместо неконтролируемого им Моссовета горДуму и стал полновластным хозяином региона.