Добро пожаловать!

Оглавление


[1] [2] [3] [4] [5]
\"Проклятые\" русские вопросы не могут быть разрешены в узких рамках западной социологии
В СОВМЕСТНО изданной Юрием Лужковым и Александром Владиславлевым книге \"Мы верим в себя и в Россию\" представлена очередная попытка размышлений на тему \"обустройства\" страны.

Конечно, отрадно, что наши политики заняты не только конъюнктурной политической интригой, но и мыслями о судьбах отечества. Тем более что речь в книге идет не столько о текущем моменте и наших насущных бедах, сколько о другом - авторы взялись, ни много ни мало, за \"проклятые\" русские вопросы. Учитывая, что свое видение российского исторического пути излагают не писатели и философы, чьи идеи если и влияют на практическую общественную жизнь, то весьма опосредованно, а политики первого эшелона, собственно, и выстраивающие наше социально-политическое бытие, - книга приобретает весьма интригующий характер.

Россия - опять на распутье, и у нее, по мнению авторов, всего два пути - \"особый путь России\" и \"столбовая дорога цивилизации\". Замечают авторы или нет, но такая постановка вопроса уже сама по себе подразумевает, что Россия есть все что угодно, но только не цивилизация.

Очевидно, что дилемма российской цивилизационной самоидентификации - всегда мучительная и, в конечном счете, неразрешимая - сегодня особенно актуальна.

Десять лет назад мы с радостью отказались от идеологических догматов в предвкушении интеллектуальной, экономической и всякой иной свободы. Однако Россия - такая страна, которая если и может жить без идеологии, то без идеи не может никак. Отсутствие органичной, объединяющей и единственно возможной для нации идеи как естественного смысла существования привело к распаду социально-культурных и нравственных основ общественного организма. В результате - возможность распада самой России обсуждается уже как вполне вероятная перспектива ближайшего будущего.

Что же предлагают Юрий Лужков и Александр Владиславлев в качестве путеводной \"национальной идеи\"? Некий эклектический средний путь. Несмотря на то, что в книге много говорится об уникальной истории и самобытности России, интерпретация и понимание этой истории у авторов насквозь позитивистские. Сетуя на непонимание Западом российской исторической миссии, сами они мыслят категориями и стереотипами упрощенного западного сознания. \"Нет никакой \"роковой загадки\" России, - читаем мы. - Есть лишь традиция: пытаться проводить масштабные преобразования \"сверху\", без учета интересов большинства, при отсутствии адекватных юридических и политических механизмов\".

Предлагаются в общем-то благие и, на первый взгляд, бесспорные рецепты: несомненна необходимость реформы и модернизации страны, при этом надо учитывать уникальную историю и особенности ее развития (поэтому отвергается подход отечественных либеральных \"демократов\", выросших из \"примитивного отрицания прошлого\"), одновременно \"России предстоит многое перенять и заимствовать у Запада, который во многих отношениях ушел от нас вперед\" (а почему не у Востока, неужто там совсем нет ничего достойного внимания?

Интересно

В 1973 году после серьезного сердечного приступа Лужков бросил пить.

Пара фактов

В "Химавтоматике" Лужкова за глаза называли "дуче". Не только из-за некоторого внешнего сходства с Муссолини, но еще и за определенный стиль руководства.
В ходе конституционной реформы законодательной власти, проводимой поэтапно, он сформировал вместо неконтролируемого им Моссовета горДуму и стал полновластным хозяином региона.