Добро пожаловать!

Оглавление


[1] [2] [3]
СТАТЬЯ \"Эклектика среднего пути\", критически оценивающая книгу Лужкова и Владиславлева \"С верой в себя и в Россию\", удивила: оказывается, эти энергичные, отнюдь не робкие политики обнаружили \"эклектичный, аморфный, половинчатый\" подход к построению новой российской идеологии. Больше порыва и решительности, - советует Н.Павлов авторам книги, - определяйтесь, за кого вы и ваше \"Отечество\": за национальные корни или прививки чужого опыта, за \"нутряное\" или \"вдуманное\", за русскую сердечную правду или рациональность западной демократии.

Если считать, что XXI век уже наступил, то третье столетие слышит Россия эти славянофильско-западнические \"бинарные оппозиции\". Или, что то же самое, \"исконно русские вопросы\", которые своей логической неразрешимостью кого угодно доведут до исступления и паралича воли.

Если интеллектуальные проблемы не разрешимы логическим путем, они разрешаются практикой. Общественная практика есть критерий истины. Теперь, говорят, чтобы специализироваться в марксистской философии, надо ехать из России в Германию или США. Так что приходится напоминать старые добрые истины марксизма.

Общественная практика последних десяти лет XX века вплотную приблизила Россию к решению \"русских вопросов\". Тут уже, по Ленину, \"чтобы объединиться, надо размежеваться\". Размежевались до предела: Бурбулис против Сажи Умалатовой, \"патриотизм - прибежище негодяев\" и осанна \"невидимой руке рынка\" - против прохановских газетных передовиц и двадцати процентов электоральной поддержки Жириновского. Потом началась конвергенция, движение к общей средней точке. И это прекрасно, что бы кто ни говорил...

\"Точка Омега\", вокруг которой сегодня объединилось большинство, описывается формулами: \"цивилизованный патриотизм\", \"солидаризм\", \"дозированное присутствие государства в экономике на основе системы национальных приоритетов\". Повторяем, такой консенсус - уникален в России.

Впервые после пережитых шараханий, псевдореформ и настоящих реформ в обществе сложилось некое согласие с тем, в какую сторону должна плыть та самая лодка, где мы все сидим. Политики, сформировавшие этот интегральный курс, уже одним этим заслужили почетные места в российской истории.

И первое место в ряду этих политиков принадлежит Юрию Лужкову. В годы ельцинизма он отстаивал (и, как мог, осуществлял) соединение рыночной экономики с державностью, наступательной внешней политики с интеграцией в мировое хозяйство. Лужков создал идеологическую моду на такую политику, которая стала сегодня основным направлением государственного развития России.

Конечно, Лужков - идейная предтеча Путина. Все, с чем пришел Путин, Лужков в меру своих возможностей делал раньше. Лужков не стал Путиным политически - в значительной степени в силу того парадокса, что в сознании избирателей остался связан с ельцинской эпохой, тогда как общество востребовало новых лидеров. Однако Лужков вызывает симпатии своим уважением к народным нравственным ценностям, сопричастностью неказенному русскому патриотизму, неприятием унижения национального достоинства.

Интересно

В 1973 году после серьезного сердечного приступа Лужков бросил пить.

Пара фактов

В "Химавтоматике" Лужкова за глаза называли "дуче". Не только из-за некоторого внешнего сходства с Муссолини, но еще и за определенный стиль руководства.
В ходе конституционной реформы законодательной власти, проводимой поэтапно, он сформировал вместо неконтролируемого им Моссовета горДуму и стал полновластным хозяином региона.