Добро пожаловать!

Оглавление


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]
А на следующее утро облачился во все новое и чистое, вышел на Метехский мост и бросился вниз головой в Куру.
Сказано в Библии: \"ибо сильна, как смерть, любовь\". Особенно та, что проходит через всю жизнь, не теряя масштаба в мелочах быта. Такая любовь живет потаенно, ее не воспевают ни западные менестрели, ни восточные ашуги. Она мало похожа на то, что связывается с образами героев-любовников. Но это самое глубокое, что бывает между людьми.

* * *

Я слушал своего друга и думал о том, до чего, черт возьми, обожаю грузин. Язык международной дипломатии не знает такого термина, как любовь. Максимум, дозволеный дипломатическим лексиконом, это дружба. В редких случаях \"братская\", иногда \"неразлучная\" или \"дружба навеки\" между народами. Однако бывают случаи, бывают связи, которые иначе, как любовью, не назовешь.
Сейчас даже трудно вспомнить, как мы все (россияне в особенности), готовы были восхищаться грузинами. Как восторгались кавказским застольем, мужским пением, бытовым жестом. Как восхищались фильмами, театром, художниками. Никогда не было идеи, что \"наше лучше\". Ничто не навязывалось. Все время готовы были воздать им должное.
Заочное ощущение Грузии было соткано из настроений и интонаций: убери их, и все исчезнет. С ней был связан праздник, открытость и доброжелательность, что-то солнечное и веселое. Не возникало не только ревности, но и обыденности. Стоило кому-то сказать \"грузины приедут\" - накатывало ощущение тепла, света, радости, вкусноты и щедрости. Все становились лучше.
Повторяю, это эмоции. Но из этих эмоций и состоят отношения. Если мы прервем их, не передадим по наследству, это будет зияние невосполнимое. С детских лет жизнь была окутана грузинским ароматом. Сколько себя помню, всегда грузин в бурке скакал по папиросной коробке \"Казбек\" (память ушедшего на фронт отца); вечно глядел грустный Демон на танцующую царицу Тамару (репродукция на кухне); витязь в тигровой шкуре неустанно сжимал зверя в поднятых руках (в местной забегаловке). Все эти образы были знакомы до черточки. Им вторили стихи: Грузия была \"зарифмована\" в поэзии Пушкина, Лермонтова, Есенина, в переводах Пастернака. Маяковский, - объясняла учительница Нина Николаевна, - родился там и воплотил в необычных ритмах поэтический строй горных высот, рек и ущелий волшебной земли.
Все это было впитано русской культурой и встречалось на каждом шагу. Сочетание славянской широты и грузинской стати обогащало обоих. Мы ничего не навязывали Грузии. Наоборот, тут в полной мере проявлялась та самая \"всемирная отзывчивость\", о которой говорил Достоевский.
Взгляд, которым мы смотрели на грузин, включал в себя систему норм поистине идеальных. Грузинская стать, честь, рыцарство, пренебрежение к подачкам - все это действительно сохранялось в национальной ментальности. Но я хочу сказать, что Россия никогда на это не посягала, а наоборот, всегда поддерживала. Нас отличало умение видеть в грузинах образцы рыцарства и чести, и этот взгляд выпрямлял их.

Интересно

В 1973 году после серьезного сердечного приступа Лужков бросил пить.

Пара фактов

В "Химавтоматике" Лужкова за глаза называли "дуче". Не только из-за некоторого внешнего сходства с Муссолини, но еще и за определенный стиль руководства.
В ходе конституционной реформы законодательной власти, проводимой поэтапно, он сформировал вместо неконтролируемого им Моссовета горДуму и стал полновластным хозяином региона.